Доктор Драбкин считает, что ранняя диагностика спасла бы многих звезд

Александр Драбкин

  1. Врач не должен быть дураком

Доктор Александр  Драбкин из Израиля проезжает в Россию раза четыре в год. Мы сидим с ним на диване в холле московской гостиницы «Украина» – и я имею основания думать, что сталинский отель с бронзой статуй в вестибюлях не раз становился местом, где  Драбкин листал чьи-то анализы, беседовал с пациентами.

Любимое выражение доктора Драбкина: «на сегодняшний день». На сегодняшний день Александр Драбкин израильский врач, основатель компании New Medical Culture, имеющей офисы в Хайфе и Тель-Авиве. На сайте его фирмы слова: «Мы НЕ посредники, наша компания организована группой врачей с израильским образованием. Учитывая этот факт, ваше общение будет происходить напрямую со специалистом, минуя возможные препоны».

На деле Драбкин родился в Нижнем Тагиле и до отъезда в 1993-м в Израиль закончил мединститут в Свердловске, поскольку мама была фельдшером, бабушка врачом, а тетя хирургом. Но на вопрос, где он по-настоящему получил образование – в России или после отъезда «там»?  –  Александр отвечает твердо: «Медицинское образование заложено только в Израиле».

 – В Свердловске я плохо учился в мединституте,  – говорит он. – Слишком молод был, несерьезен, лишь на шестом курсе понял, что врач не должен быть дураком! В Израиле мне пришлось переучиться по совершенно иной системе, ориентированной на американскую, сочетающую глубину знаний с практическим подходом.

– До отъезда из России я шесть лет работал в кардиологии, – продолжает он рассказ, – но после репатриации в Израиль снова сдавал экзамены, стажировался и проходил переподготовку в израильских клиниках. Год отработал в арабской скорой помощи, пришлось даже выучить арабский. Однако правильному подходу к лечению я научился на тяжелой-тяжелой многолетней работе в стационарах израильских больниц. Плюс всё свободное время в течение 10 лет уходило на изучение медицинской литературы. Ведь я хорошо видел неприязнь и презрение израильских врачей, особенно молодых, к выходцам из России, я обязан был доказать им, что я лучше. Старался сдать все экзамены только с первого раза, с оценками лучше, чем у них. Считаю, что это получалось

Теперь у врача Алекса Драбкина нет проблем с признанием его квалификации на исторической родине. «На сегодняшний день мы встроены в систему», – говорит он про свое место в израильской медицине.

Кстати, в этот раз в Россию доктор Драбкин прилетел после того, как он и врачи компании New Medical Culture практически спасли пациентку. У женщины, приехавшей в Израиль, чтобы избавиться от болей в районе шейного отдела позвоночника, врачи выявили карциному т. е. злокачественную опухоль щитовидной железы.

Но до этого мы ужаснулись, сделав ей анализы,  – говорит Драбкин. – У женщины из-за бесконтрольного приема обезболивающих препаратов «просто рухнули» лейкоциты в крови, была выраженная нейтропения, огромный уровень холестерина низкой плотности, давление, что  ставило под угрозу её сердечно сосудистую систему Принимаемые ею препараты были тут же отменены, назначено альтернативное лечение. Практически в трехдневный срок ушла боль, начали подниматься лейкоциты, стабилизировалось давление…

А как обнаружили рак щитовидки?

В первый же день мы сделали МРТ магнитно-резонансное обследование шейного отдела позвоночника пациентки. Собрался консилиум из трех врачей видим непонятное образование в щитовидной железе. Организовали консультацию эндокринолога, была назначена биопсия через два дня стало ясно, что у пациентки папиллярная карцинома щитовидной железы, т.е. раковая опухоль, которую нужно срочно удалять…

К слову, консилиум это сам д-р Драбкин как семейный врач, специалист по спине ортопед Виталий Александровский и специалист по боли доктор Грач.

Нам удалось нормализовать состояние больной, – продолжил рассказ Александр Драбкин. – По нашему направлению ее положили в клинику, где опухоль благополучно удалили. Предположу, что через месяц после получения радиактивного йода и правильного лечения женщина будет здорова. А ведь это была пациентка из России, которая как бы шла на верную смерть по нескольким показателям. Она могла умереть  от инфекции из-за низкой сопротивляемости организма, дойти до инфаркта, инсульта. Не говоря уже о том, что ее спасло раннее выявление рака  – не прилетев в Израиль, она бы, конечно, запустила до опасной степени опухоль щитовидной железы, поскольку, по ее словам, не обращалась к врачам по месту жительства из-за отсутствия доверия к ним…

 – Откуда конкретно она приехала?

 Я не могу называть имена и адреса… Скажу только, что это женщина возрастом до 40 лет. В Израиле она пробыла десять дней вместе с послеоперационным периодом.  А постановка диагноза, госпитализация с нашей помощью и операция заняли три дня. Сейчас женщина уже вернулась в Россию.

 

  1. Доктор Драбкин берет индивидуальным подходом

Вы писали на сайте, что Вам не нравится само понятие «клиника». За что клиники-то не  любите?

Это не совсем так. Без моей работы в государственных клиниках Израиля, где предъявляются высочайшие требования к врачам,  я бы не мог специализироваться и нормально помогать пациентам Однако я всегда гордо сообщаю, что работаю с пациентами только индивидуально. Израильские клиники очень перегружены, там поточный метод. И когда турист-пациент приходит в клинику, его часто ведут секретари. То есть, секретарша принимает, секретарша выписывает, секретарша приводит к специалисту, 15-20 минут его принимает врач, но этот доктор уже на второй день не помнит пациента, потому что у него на потоке стоят уже ещё 50 человек.

В отличие от крупных клиник, мы с коллегами работаем как семейные врачи – то есть, каждого пациента ведем годами, стараемся подстроить нашу деятельность под нужды больного. Причем не только богатого у меня есть пациенты, с которых я на сегодняшний день могу ничего не взять. Естественно, компании New Medical Culture стремится к прибыли за счет того высокого уровня медицины, который мы даем,  – и я хочу, чтобы пациенты это понимали. Но повторяю, для меня лично, если мне рекомендуют остронуждающегося  пациента, не имеющего финансовых возможностей, не является проблемой обследовать его и лечить по самой минимальной стоимости, не взяв себе ничего…

В целом на сегодняшний день мы в компании New Medical Culture хотим дать услуги всем категориям лиц, а посему работаем с поликлиниками и больницами, частными и государственными, с очень большим размахом цен, ведем гибкую ценовую политику…

main-foto1 (1)

А чем израильский семейный врач отличается от российского коллеги?

Ничего не могу сказать про Россию, да и не хочу что-то критиковать. Но вот вам факт: продолжительность жизни мужчин в Израиле поднялась на второе место в мире она сейчас на 20 лет больше, чем у мужчин России. Я полагаю, причина в том, что в Израиле каждого пациента ведёт семейный врач, который хорошо координирует лечение, направляет его к узким специалистам, зная, какой специалист именно является ведущим в данной отрасли, корректирует лечение, выписывает, даёт полное объяснение тому, что происходит с пациентом, решает психологические проблемы… То есть, речь идет о всестороннем и комплексном подходе к здоровью больного!

Я достаточно  часто видел пациентов, которые объездили многие страны мира США, Германию, Люксембург, Швейцарию. Они приезжают с великолепными выписками из больничных карточек, не понимая совершенно, что с ними происходит, каков должен быть подход к их «букету» болезней, к диагнозам. И только здесь, в Израиле, почему-то нам удаётся довести до них, что такое правильное лечение, вовремя провести хирургическое вмешательство и где надо изменить образ жизни. То есть, главенствует культура медицины, культура правильно жить…

Поэтому слово «культура» и присутствует в названии компании New Medical Culture? С этого момента можно подробней?

В этой фирме со мной работают семейные врачи с израильским образованием. И именно они курируют пациентов. Для большинства обращающихся к нам я или мои коллеги становимся семейными врачами  на протяжении долгих лет. Мы повторю это! – работаем не на поток, а на качество, определяем потребности каждого конкретного  пациента по его заболеванию: вплоть до того, когда ему лучше приехать, в какой сезон, в каком городе Израиля и в какой больнице он будет находиться кто будет его оперировать или лечить. В принципе организм каждого индивидуален, и лечить человека надо исходя из его индивидуальности и особенности его болезни, чётко оценивая вред, который может принести лечение, если не подходить к нему комплексно.

– К сожалению, в России более типичен упомянутый Вами пример пациентки с раком щитовидки, у которой лечили только боли в шее…

  – но не видели её как человека со всем комплексом проблем! Согласен.  Настоящий семейный врач не только видит пациента, но и принимает во внимание его семью и семейную наследственность, оценивает всё, в том числе и необходимость профилактического лечения. Мы смотрим на человека и видим его через 15-20 лет, представляя, какие болезни ему угрожают и что нужно сделать, чтобы их предупредить. Кроме этого, как мы знаем на сегодняшний день, от 60 до 70 % жалоб пациентов обусловлены психологическими проблемами. И мы пытаемся вмешиваться и вмешиваемся, иногда очень агрессивно, но чаще всего это приносит свои благие плоды.

 А что стоит за Вашим заявлением на сайте: если я чувствую, что в диагнозе что-то не сходится, то могу обратиться за так называемым «second  opinion»?

Second opinion  это вторичное мнение. Если я вижу, что кто-то из узких специалистов дает консультацию, которая меня или не устраивает, или я с чем-то не согласен, то веду пациента ко второму специалисту. Семейный врач ведь отличается комплексным подходом и обладает универсальными знаниями. Поэтому в ряде случаев я могу смело позволить себе критиковать то, что рекомендует узкий специалист по причине, что тот пациента видит один раз, а я его веду годами и лучше понимаю характер болезни у этого человека и особенности его организма. Не забывайте, что за семейным врачом и выбор больницы  для пациента в случае, если нужна госпитализация. Естественно, стараемся определить «своих» больных в ведущие больницы, к лучшим специалистам. Причем я как семейный врач прихожу в эти клиники участвовать в лечении…

 – А как в больницах  к вам относится? Допустим, пришел какой-то семейный врач и что там рекомендует…

Мы выбираем те клиники, которые к нам нормально относятся. Потому что я на сегодняшний день, зная об огромном потоке, не могу полностью доверять больных больнице. И если мне не нравится то, что в ней происходит с «моим» пациентом, то я просто забираю пациента и определяю его в другой стационар, меняя специалистов. Это происходит редко, но это всё-таки происходит. То есть, мы как семейные врачи и кураторы корректируем весь процесс диагностики и лечения, мы планируем, мы ведем дальше. И мы не доверяем…

– Не доверяете?

Никому! Мы верим себе и правильной медицине. Согласитесь: постановка правильных диагнозов и выбор методов лечения что может быть важней?  Все наши врачи имеют подготовку на серьезном уровне но мы спорим, мы дискутируем, собираем консилиумы, приглашаем консультантов Поэтому, думается, в 99 процентах сложных случаев мы приходим к правильному мнению. Еще очень важно сказать, что мы единомышленники, и каждый из нас не боится признать свою неправоту, честно сказать: «Я не знаю». Лично я никогда не обману пациента из чувства ложного авторитета врача. Если у меня в глубине души останется сомнение в диагнозе или выбранном лечении, я приду домой, буду снова думать и дойду до истины. А потом позвоню или приду к пациенту и скажу: «Извини, я ошибся. Но я нашел правильный путь».

– Не слишком ли много времени требует каждый пациент, если с ним так возиться?

Ситуации бывают разные, сложные и простые. Иногда два пациента- туриста в месяц могут у тебя забрать силы, времени, рассуждений и обсуждений гораздо больше, чем все твои 600-700 пациентов в течение месяца. Есть случаи, когда я, например, слышу какой-то диагноз или вижу что-то непонятное я не сплю следующую ночь, я перелопачиваю всю современную литература плюс интернет, звоню своим коллегам-врачам и друзьям в Америку, чтобы понять, какой правильный подход. Ведь это интересно: найти истину в сложном заболевании, это кайф медицины…

 

  1. Доктор Драбкин ценит доступность врачей

– У вас на сайте перечислен ряд клиник – институт диагностики «МОР», медицинский центр «АССУТА», больница «ЭЛИША»… Это те, с которыми Вы работаете?

Перечислены в основном  клиники, где я делаю амбулаторные обследования. Из стационаров на сегодняшний день я стараюсь работать с больницей Белинсон, где сосредоточены передовые технологии, целым рядом современных клиник Большинство пациентов, естественно, мы стараемся вести амбулаторно. Госпитализация очень дорогая и крайне редко человеку нужна. Чаще всего мы находим специалистов из больниц и вызываем их к нам в офисы в Хайфе и Тель-Авиве или приводим пациентов к ним в поликлиники. Кстати, в Израиле, если пациенту тяжело, даже профессора могут сами придти к пациенту.

Так, у нас, например, есть пациент-мальчик с церебральным параличом, который передвигается на коляске, все осмотры и консультации для него мы делали в нашем офисе. Кстати, у этого мальчика его зовут Алексий мы добились огромных успехов. Впервые он приехал к нам в возрасте 11 лет с весом в 75 кг, совершенно неподвижный, был претендентом на операцию по расслаблению связок. Через год он похудел на 14 кг, благодаря лечению и пониманию необходимости смены образа жизни, которое мы вложили в него и его семью. Это заслуга доктора Евгения Мерзона потрясающего диетолога и великолепного семейного врача, он плотно работал с парнем и его родителями.

На днях они уехали из Израиля после второго приезда. Мы отклонили предложение насчет операции, вместо операции врач-реабилитолог сделал уколы по расслаблению мышц и 12-летний парень впервые за свою жизнь сумел полностью распрямить ноги. Ему сделали аппараты для контроля работы ног, и есть шанс, что в следующий раз мальчик приедет к нам уже спортсменом, ходящим на своих ногах. Мы заложили в него желание стать настоящим спортсменом, участвовать в паралимпийских соревнованиях. И я  думаю, что он своего добьется,  видим свет в его глазах, видим счастье семьи…

– Какие требования Вы предъявляете к специалистам, которые у Вас работают?  

Я не считаю, что они работают у меня, они просто работают со мной. Разумеется, через врачей-кураторов моей компании New Medical Culture мы находим врачей с высокой квалификацией. Причем я стараюсь работать всё-таки с врачами, у которых присутствуют не только медицинские знания, но и человеческие качества. Но на всех распространяется такое важное понятие, как доступность, для меня самое главное, чтобы в случае надобности я мог вызвать специалиста в любое время. Врачи очень заняты. Меня не устраивает, если какого-то пациента прооперируют, а потом мы не сможем найти этого самого лучшего профессора, будем дозваниваться до него десятки раз…

  1. Доктор Драбкин о самореализации и конкуренции

Если хотите, могу рассказать, как я начинал туристическую медицину, – говорит Александр Драбкин.Когда-то мне попалась на глаза кассета «Как уходили из жизни великие»… Я очень люблю русских артистов, и мне было горько видеть такие ранние смерти у меня даже создавалось впечатление, что можно было бы их предотвратить  Разумеется, речь не идет о тех, кто умер от несчастных случаев. Однако, как я считаю, будь я семейным врачом многих этих людей лет за 10 до их безвременных кончин, то многие из них могли бы продолжать радовать нас и по сей день. Практически на этой идеологии я начинал. Это дало мне стимул развивать свою деятельность.

 – И как воплотилось это желание?

Я не зря выбрал своим девизом своей медицинской фирмы: «ОДИН ДЕНЬ ОБСЛЕДОВАНИЯ ДАРИТ ГОДЫ ЖИЗНИ!». Это ясно: проверив пациента задолго до возникновения у него какого-то заболевания, легче это заболевание предупредить. На сегодняшний день для этого есть все возможности. Плюс к тому, надо привить культуру  долгожительства пациенту. Я не хочу, чтобы люди говорили о жизни до шестидесяти лет. Я очень люблю лечить пожилых людей. Врач, как я считаю, может всё дать пожилому человеку, который в сознании, не дементный (от лат. dementia — безумие, т.е.  приобретённое слабоумие. Ред.).

Спросим: почему в Израиле, который является отнюдь не лёгкой для проживания страной с тяжелой жарой в течение семи месяцев в году, до сих пор живы люди, которые пережили фашистские лагеря? И большинство людей, включая стариков, ходят по улице с улыбкой, они довольны жизнью, счастливы, имея  медицинские ресурсы, т.е. доступность медпомощи, правильность лечения они играют здесь огромную роль. Я уже не хочу говорить о том, что в Израиле два года назад застали оргию из 5 человек в доме престарелых, все участники которой были старше 90 лет. То есть, с медицинской точки зрения, даже глубокие старики могут продолжать жить и получать все аспекты удовольствий.

– А в Россию Вас тянет как на землю своей молодости?

С пациентами из России я полностью реализую себя. Надо отметить, что пациенты к нам, в Израиль, поступают очень запущенные. Очень тяжелые. С такими диагнозами и в таком состоянии, каких на земле обетованной не вижу. Вот пример: год назад приехала к нам пациентка практически при смерти. Ей сделали операцию в России, открыли ей живот и закрыли, потому что не знали, что делать с огромной опухолью. Когда мы в Израиле в первый раз открыли бинты, раздался дикий запах гноя. Пациентка, имевшая очень низкий гемоглобин, практически находилась в сепсисе, четыре вида бактерий высеялись из ран и из крови. Неделю мы боролись с сепсисом, после чего началась диагностика опухоли. У нее оказалась одна из редчайших опухолей, которые существуют у женщин. По счастью, она реагировала на химию. Пациентка получила химиотерапию, была проведена операция, при которой хирурги даже сохранили яичники и матку есть все шансы, что эта женщина даже сможет не только жить, но и рожать.

Подобных случаев можно привести немало. Когда  спасаешь такого больного, то происходит самореализация тебя как врача! Я в данном случае говорю о моей профессиональной самореализации в туристической медицине. Я принимаю пациентов из Москвы, Питера, Северного Кавказа, Украины… Наплыв больных требует огромной концентрации в короткие промежутки времени. Это тяжелая работа, не всегда благодарная. Но я доволен, потому что вижу благодарные лица людей, получаю благодарственные письма. У меня есть пациенты, которые приезжают лечиться даже из Америки, которые прошли там самых лучших врачей и после этого приезжают ко мне…

На сайте Вы пишете не только про лечение заболеваний, но и про диагностику. Есть ли надобность ехать за ней в Израиль?

Израиль это особенная страна, она концентрирует в себе опыт Европы и Америки, где разнятся подходы к лечению заболеваний. Мы концентрируем и то, и то и вырабатываем своё. Сравнивая медицину во многих странах, я думаю, что в Израиле она является одной из самых передовых: 95-97% всего, что есть в мире, есть у нас. По лечению онкологии у нас есть новейшие радиационные установки, каких нет нигде. Многие лекарства и медицинскую аппаратуру ведущие мировые фармацевтические компании и компании-разработчики на сегодняшний день испытывают в Израиле.

Естественно, есть некоторые вещи, которые лучше делают в некоторых странах,  предположим, в Бельгии и Франции на более высоком уровне хирургия печени. Но те же самые специалисты по нашим приглашениям приезжают оперировать у нас. На сегодняшний день есть какие-то пациенты, которых я отправляю и в Америку, и в Германию. В первую очередь мы отправляем детей с проблемами онкологическими, с проблемами крови, которым требуется пересадка костного мозга, – в Израиле просто отсутствует места в клиниках, перегрузка огромная. И есть некоторые виды нейрохирургических и ортопедических операций, которые, я считаю, на сегодняшний день в техническом плане, может быть, в Германии смогут делать немного лучше…

Но давайте вернемся к диагностике, к ее новым методам…

В последний год мы иногда берем ткани онкологического пациента и посылаем их на контроль в Америку, в центры экспериментальной медицины, чтобы там определили чувствительность к препаратам, посоветовали, чем конкретно воздействовать на  ту или иную опухоль в труднолечимых случаях. Однако американские методы новые никто не может утверждать, что они на 100% себя оправдают…

В целом важнейшим направлением является раннее выявление заболеваний, что воплощено в девизе «Один день обследования дарит годы жизни. Между тем, вовремя проведенная гастро- и колоноскопия способны выявить в кишечнике и желудке признаки, которые через 5-6 лет могут стать раком. Есть большие преимущества в прохождении этой проверки в Израиле, несмотря на то, что она дорогостоящая от 1600 до 3000 долларов, потому что она выполняется в операционных под обезболиванием грамотнейшими специалистами со специальной подготовкой. Отмечу также высокое качество выполнения у нас биопсии.

Или взять рак легких. Сейчас проверка, проводимая на очень тонких срезах легких, выявляет предопухолевые изменения в них за много лет до возникновения и развития действующего рака. Если говорить о таком любимом всеми артисте, как безвременно ушедший из жизни Александр Абдулов если бы он приехал в Израиль и когда-то сделал нормальное обследование, возможно, его рак был бы выявлен в самом начале.

– Но он ездил в Израиль…

Он ездил лечиться на запущенной четвертой стадии рака легких, когда уже практически препараты не работают. То есть, я говорю о раннем-раннем выявлении, про самый грамотный «чек-ап» (check up), который может проводиться. Замечу, что многие фирмы по всему миру делают стандартное обследование  организма «чек-ап», но зачастую оно просто выявляют функциональные изменения, которые не играют большой роли. Поэтому зачастую требуются более сложные анализы и обследования такие, как СТ коронография (виртуальное шунтирование), или компьютерная томография для проверки на наличие рака.

А в России где, на Ваш взгляд, надо лечиться?

Мой совет: только не там, где в первую очередь смотрят на деньги, а пациент стоит на втором плане. Не хочу никого критиковать, но, к сожалению, в России я несколько раз сталкивался с очень несимпатичными ситуациями. Некоторые частные клиники настроены на выжимании любыми средствами денег, плюс применяют некоторые методики, которые абсолютно нигде не доказаны. А в России они красиво разрекламированы на них зарабатывают большие деньги, но их не принимают ни в одном другом месте в мире. Так что я рекомендую российскому пациенту обращаться только в государственную больницу, а не в частную. Но это только мое мнение.

У Вас много конкурентов в Израиле?

Я ни с кем не конкурирую. Для меня есть только мой пациент. Хочет он меня, не хочет он меня у него свобода. Пожалуйста, может поменять врача и уйти к другому я не за кем не гоняюсь. Мне достаточно того, что у меня есть.

Copyright © Беседу вел Виктор Савельев.

© Интервью сайта zagranlechenie.ru. При перепечатке активная ссылка на «ЗагранЛечение.ru» обязательна.

 

Называем адреса:

slider4-1140x374

Сайт компании New Medical Culture:  http://new-medical-culture.ru/

Адрес: ул. Ицхак Эльханан 14,

Хайфа, Израиль

Почтовый индекс: 3445218

Тел: +972-77-432-4790

Моб: +972-52-852-6830

Руководитель: Александр Драбкин

E-mail: hfalexdr@gmail.com

Website: www.new-medical-culture.ru  

Skype: alexandr.drabkin

Личный сайт доктора Александра Драбкина в Интернете: http://alexdrabkin.ru

 

ИЗ  ИСТОРИЙ  ДОКТОРА  ДРАБКИНА

Alex-Drabkin-300x200Произошло это изрядно лет тому назад, в один из дней, когда в приемной шагу ступить некуда и не успеваешь поднять глаза на пациента .

Кошмар любого врача: сюда приходят не от хорошей жизни, и хочется помочь каждому, но очередь, график, шум…

В тот раз Шошь пришла ко мне на прием впервые. Думаю, встреть я ее на улице на следующий день не узнал бы. Жалоба на боли в ногах. Выписал направление на рентген голеней. «Возвращайтесь со снимками. Следующий

В конце дня Шошь протягивала мне результаты анализа снимки абсолютно чистые, но  Руки, державшие их, меня заинтересовали чрезвычайно:  утолщенные фаланги пальцев,  деформированные ногтевые пластины
– Простите, когда это началось?
– Давно доктор, я уже и к дерматологу ходила.
И еще один вопрос:
– Вы курите? – впрочем, в ответе я не сомневался: с приходом Шошь в кабинете воцарился устойчевый запах сигарет.
– Да.
Тут же выписываю новое направление на снимок легких.  Утром она ждала у кабинета : ”Доктор у меня что-то нехорошее нашли .

Ну что ж, «барабанные палочки» (те самые замеченные мною утолщения фаланг) являются одним из типичных симптомов многих легочных болезней, включая рак легких. Боли в ногах с большой вероятностью вызваны паранеопластическим синдромом, нередко сопровождающим онкологические заболевания (в частности, ревматологический синдромодин из распространеннейших симптомов рака легких). Курение дополняет картину.

В минимальные сроки был поставлен диагноз рака легких. Прооперировали через неделю. И, слава Богу, успели вовремя. Злокачественная опухоль не успела перейти опасный рубеж. Правда, пришлось еще пройти радиотерапию.

А Шошь чувствует иногда боли после операции и облучения, но это не мешает ей радоваться жизни и заботиться о муже и двух сыновьях.
Кстати, вскоре после операции она привела ко мне на обследование девчушку, лет, кажется, девятнадцати, потерявшую 18 килограмм веса в течение года.
Но это уже совсем другая история

Источник: new-medical-culture.ru

Поделиться:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Twitter
  • Одноклассники
  • LiveJournal
  • Мой Мир
  • Блог Li.ру
  • Блог Я.ру
  • FriendFeed
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • БобрДобр
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • Print
  • RSS
  • PDF
  • email